проект:   cih.ru / архи.всё -> архи . модерн
   Глава 2.2 ИДЕЙНО-ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОГРАММА МОДЕРНА
Архи . всЁ
прессслужба

A.S.P. — концепции
Строительство
 

Тенденция к всеискусству ни в коей мере не тождественна своеобразной недифференцированноети в подходе к искусству, характерной для второй половины XIX в. Там речь шла о неразличении механизма и средств воздействия на человека разных видов искусств, искусства и науки, больше того, об утверждении их одинаковости. Здесь речь идет скорее о взаимообо­ гащении разных видов искусств, о попытках использовать безусловно специфические для искусства вообще средства воздействия, чем об их нивелировке.

В русле этой тенденции лежат наблюдаемые повсюду заимствования приемов одних искусств другими. Модерн широко пользуется ритмикой линий, форм, объемов, чрезвычайно любит музыкальность повторов, обнаруживая родство с символизмом в поэзии, импрессионизмом в музыке, живописью «мирискусников». Синтез, стильность неустанно пропаганди­ руются на страницах журнала «Мир искусства». Организаторы выставок «Мира искусства» пытаются по примеру брюссельского общества «Свобод­ ное искусство» дать образцы такого синтеза в оформлении выставочных залов. Рядом с произведениями изобразительных искусств экспонируются произведения прикладных, интерьер специально оформлен, звучит современная музыка. В наибольшей мере модерну удалось приблизиться к идеалу всеискусства в особняках, где композиция, отделка интерьеров, мебель, обои, ковры, посуда, даже одежда обитателей проектировались как нераздельная часть целого.

С поисками форм воплощения идеи синтеза искусств связана своеоб­ разная нечеткость жанров модерна. Ваза часто смотрится как круглая скульптура, а статуэтка, цветок оказываются на деле светильником, нас­ тольной лампой, бра, торшером, вазой, чернильницей. В постройках модерна невозможно провести грань между скульптурным декором фасада и фак­турной обработкой стены, между окраской стены и орнаментальной росписью, между орнаментальным и изобразительным декором, между облицовкой керамической плиткой и изразцовым панно.

Сарабьянов Д. Русская живопись конца 1900-х - начала 1910-х гг. М., 1971, с. 63.

Стремление к созданию всеобщего, всеохватывающего искусства рождает и такую особенность модерна, как универсализм его мастеров, сравнимый, быть может, лишь с эпохой Возрождения. Все архитекторы проектировали мебель, утварь, ткани, витражи, составляли эскизы роспи­ сей, рисунки обоев. Многие из них, вроде Шехтеля, к тому же писали эскизы театральных декораций и костюмов, создавали плакаты, афиши, оформляли книги, проектировали обложки журналов, программы концертов и даже меню обедов. Другие, вроде В.Н. Апышкова, О.Р.Мунца, М.С.Лялевича, были теоретиками.

Модерн не знает узкой специализации художника. И в этом следует видеть еще одно проявление антибуржуазности его романтической кон­цепции. Д.Рёскин, Лев Толстой, народники во главе с Н.К.Михайловским видели в растущей дифференциации человеческой деятельности одно из самых пагубных последствий буржуазной цивилизации, повлекшей за собою утрату гармонии всесторонне развитой человеческой личности.

Изменение представления о миссии архитектуры, которая из искусства, обрамляющего пространство, превращается в искусство, организующее его, — знамение времени. Жажда участия в преобразовании среды транс-

формирует творческий метод изобразительных искусств. Тенденции эман­ сипации их от архитектуры, возникшей во времена Возрождения, с конца XIX в., а в Англии раньше, с середины столетия, противостоит противо­ положная тенденция к синтезу изобразительных искусств с архитектурой, к созданию большого стиля под началом и при гегемонии архитектуры, в корне отличная от недавней принципиальной «станковости», самосто­ ятельности, замкнутости.

Этим же объясняется тяготение мастеров изобразительного искусства к прикладному, к архитектуре. На рубеже XIX — XX вв. едва ли сыщется один живописец или скульптор, который занимался бы исключительно созданием станковых произведений, и в той или иной мере не отдал бы дань увлечения архитектуре, прикладному искусству, театральной декорации, монументальной живописи. Врубель делает иллюстрации к книгам, увле­кается декоративной майоликой, проектирует здания, мебель, предметы прикладного и декоративного искусства, пишет театральные декорации, занавеси, фрески. В.М.Васнецов тоже выступает как художник-монумен­ талист, автор декоративных панно, театральных декораций, мебели (для кустарного музея), по его проектам сооружается в Москве несколько зданий. Е.Д.Поленова вошла в историю отечественного искусства не своими живописными произведениями, а иллюстрациями и оформлением детских книг, мебелью, вышивками. С.В.Малютин, автор портретов и тематических картин, руководит в Талашкине столярной мастерской, проек­ тирует мебель, строит там «Теремок» — мастерские и помещение художест­ венной школы, доходный дом в Москве. Не чужды работе над архитектур ными проектами, театральными декорациями, мебелью К.А.Коровин, А.Я.Головин, В.Д.Поленов, В.А.Серов, Е.Е.Лансере, А.Н.Бенуа, С.И.Вашков и другие. Живописные полотна утрачивают самодовлеющую ценность станкового произведения. Плоскостность, контурность, локальный цвет превращают их в разновидность декоративного панно, росписи, ковра, украшающего плоскость стены и шире — интегральную часть пространст­ венной среды интерьера. Для модерна характерна фигура художника, оставившего живопись и перешедшего к занятиям архитектурой и приклад­ными искусствами. В России наиболее известным из них был неоднократно упоминавшийся уже Ф.О.Шехтель.

Восстание модерна против отживших канонов, объявлявшихся вечными, расценивается современниками значительно шире, чем просто бунт против утративших обязательность и жизненность художественных норм. Архи­ тектор И.Володихин видит в модерне «начало восстания, низвержения власти, покоящейся на отжившей системе» 325 . Чтобы не оставалось сом­ нения, что он имеет в виду под властью, хочется привести пространный некролог архитектору А.Г.Успенскому. Сын писателя-демократа Глеба Успенского, воспитанный в атмосфере «идейного» искусства, отдавший жизнь освободительной борьбе (погиб в 1907 г.), он был принципиальным сторонником модерна. Некролог интересен анализом связи художественных симпатий автора и его социально-политических убеждений, яркой картиной трудности преодоления эстетических идеалов передвижничества и внут­ренней потребности их преодоления.

Некролог начинается словами: «В этой заметке я постараюсь обрисо­ вать Александра Глебовича только со стороны его художественной деятель­ ности ... если бы не русская действительность, с такою настойчивостью отрывающая от нас лучших людей и заставляющая их бросать свое истинное призвание для того, чтобы тратить все свои силы на борьбу с диким режи­мом, давящим нас столько веков, то сколько героев мысли и искусства дала бы миру Россия?

Теперь же они должны гибнуть в этой страшной борьбе за право и правду и калечить себя, избирая совершенно иной жизненный путь.

Так было и с Александром Глебовичем».

После окончания в 1898 г. Института гражданских инженеров он был сослан в Черниговскую губернию за участие в деле Лахтинской подпольной типографии, обнаруженной охранкой двумя годами ранее.

  . страницы:
1  11 
2 12
3 13
4 14
5 15
6 16
7  
8  
9  
10   
  . содержание:

  . архи.Лекции
  . архи.проекты:


  . архи.search:
  . архи.другое:
Диплом 2005
  . архи.дизайн:
  Семён Расторгуев ©  рaдизайн ©


    © Е.И. Кириченко "Русская архитектура 1830-1910-х годов" — Москва 'Искусство' 1978

    © 2005—2015, проект АрхиВсё,  ссылайтесь...
Всё.